Гид города Русские гастроли

Макс Покровский: «Главное еще впереди»

Поделиться:

«Я все время верю в то, что главное будет еще впереди. А все что было, это только разминка» — Макс Покровский в эксклюзивном интервью Афише.

Макс Покровский- российский музыкант, композитор, автор песен, солист группы “Ногу Свело”. Родился 16 июня 1968 года в Москве. В 1988 году, вместе с барабанщиком А. Якомульским основал панк-группу “Ногу Свело”. Группа приобрела  популярность в 1993 году, благодаря выходу в свет песни “Харумамбуру”.

Screen-Shot-2014-11-11-at-7

-Макс, трудно представить, но группе «Ногу Свело» в этом году исполнилось 27 лет. Я знаю, что вы не любите говорить о возрасте своей группы, очень трепетно к этому относитесь, как к девушке. Тем не менее огромный кусок творческой жизни за спиной. Какие периоды были для вас самыми продуктивными?

-Да, я действительно не люблю говорить о возрасте группы, и все что у меня за спиной, я не считаю огромным куском творческой жизни, я все еще по юношески и молодецки думаю, что это подготовка к чему-то главному. Я все время верю в то, что главное будет еще впереди. А все что было, это только разминка. Что касается моих творческих периодов, то они были весьма условные. Тем не менее я могу выделить первый период – конец 80-х, время когда начала существовать группа «Ногу Свело», оформилась как творческая единица. Это произошло при поддержке московской рок-лаборатории. Следующий очень серьезный этап начался в 1993 году, когда мы приняли участие в фестивале «Поколение 93». Именно там мы прогремели с песней “Харумамбуру”. И последующие годы это было время нашей большой известности. Мы начали появляться на телевидении и на радио ФМ. Далее успех был закреплен триумфальными аншлагами в концертном зале “Россия” в Москве, где мы презентовали альбом Сибирская любовь”. Затем вышло еще два альбома “Счастлива, потому что беременна”, синий и зеленый сингл. Потом был небольшой период спада. И следующий этап, когда мы снова начали набирать обороты, был связан с выходом альбома “ В темноте”. После меня начали приглашать на телевизионные проекты. Я принимал участие в шоу “Форд Баярд”, затем два сезона в проекте “Последний герой”. И завершилось все  созданием саундтрека к фильму “Турецкий Гамбит”. Но самый главный период моего развития, я считаю, происходит сейчас. Многое меняется в моей голове, в музыкальном мире всей планеты. Я хочу выйти из этого творческого раздумья, и я уже выхожу.

 

-Как  менялся ваш репертуар за эти годы? Какая трансформация произошла со временем?

-Со временем мы стали звучать подругому. Потому что и мир продвигается вперед, и вместе с тем я пытаюсь колесить по миру и создавать что-то новое. С определенных пор, я начал учиться работать с разными людьми. Несколько лет назад начал свою сольную карьеру и записал  песню “Шоппинг”, затем несколько песен в Великобритании, 3-4 года назад начал активно работать в США. Уже сейчас мой опыт работы в США помог по-новому зазвучать нашей группе Ногу Свело”. Для меня это и есть трансформация. “Ногу Свело” всегда была сильной концертной группой, и  мы со временем становимся еще более мощными в режиме life”, и я не собираюсь останавливаться на достигнутом.

 

Харумамбуру» — самая популярная ваша песня, хит 90-х, жива по сей день. Наверняка в этой песне зашифрован какой-то тайный смысл, что делает  ее бессмертной уже столько лет. Приоткройте тайну, что это за язык, на котором вы поете эту песню?

-Песню «Харумамбуру» можно было возненавидеть тысячу раз и выкинуть из концертной программы, настолько она доминировала в свое время, но слава Богу, не сейчас. С нами этого экстремального состояния не случилось, мы продолжаем любить эту песню и исполнять ее на концертах. Раньше мы заканчивали концерт только ею, сейчас уже реже. Что-то приходит на смену. Относительно вашего вопроса о зашифрованном смысле. Не хочу разочаровывать людей, но правда заключается в том, что смысла никакого нет. Единственно, ее пытались несколько раз перевести, как бы с английского. Нас это немножко потешало, в хорошем смысле слова. Такое внимание всегда приятно, это значит, что песня нужна, важна, ей уделяют внимание. А смысла зашифрованного в ней нет.

— Вы — автор  своих неординарных текстов. Очень часто используете метафоры, заставляя слушателей  самих додумать смысл песен. Это вы сознательно делаете? Хотите, чтобы публика «включала голову» во время концерта? Вы доверяете публике?

-В истории с моими текстами, как и в самих текстах много противоречий. Действительно, я использую метафоры и заставляю слушателей додумывать смысл песен. Но я не думаю, что я делаю это сознательно, просто подругому я тексты писать не умею. Что касается доверяю ли я публике или нет, конечно, доверяю, но с оговорками. Раз я пишу такие песни и выношу их на публику, как это можно делать не доверяя? А Оговорка вот в чем. Иногда я слышу от людей, которые краем уха что-то слышали: “Вот вы пишите песни, про каких-то там карликов или нищихМне всегда приходится пояснять, что не про каких-то нищих, например, песня “ Московский романс” весьма определенная. Еще более не логично и не тактично говорить про карликов, люди имеют в виду “Лилипутскую любовь”, но даже не удосуживаются понять различие между карликами и лилипутами, которых вообщето называют маленькими людьми. Большое количество таких полуслушателей, будем называть их условно, они совершенно не дают себе труда увидеть и услышать, о чем действительно эти песни, например, о человеческой жестокости. Поэтому слушатель слушателю рознь.

— Как вы считаете, вы переросли российского слушателя? Ваш следующий этап — это выход на американскую публику?

— А том, что я перерос российского слушателя, конечно, у меня не повернется язык сказать, и не думаю, что когда-нибудь я так скажу. Но дело не в том, что я  исполняю реверансы в адрес публике,   действительно,  я так не считаю. Я не буду преувеличенно брататься с публикой и говорить, что мы живем одной жизнью, идем одним путем. Нет, не буду так говорить, потому что каждый человек индивидуален, идет своим путем, так и мы, группа, идем своим путем. Группа это группа, публика это публика, это две отдельные субстанции, хотя, конечно, в чем-то мы “рука об руку” и в чем-то мы друг друга учим и растем вместе. Что касается российской поп-рок музыки, вот тут у меня есть к ней большие вопросы. Я много рассуждал, что происходит с отечественной музыкой, и, извиняюсь за сленг, могу только сказать, что это полное отсутствие “яиц”. Если выражаться понятным и более профессиональным языком, в российской музыке в 99 случаях из 100 просто отсутствует хук. В российской музыке произошла потеря амбиций, а нет ничего страшнее этого. Поэтому отвечая на вторую часть вопроса о выходе на американскую публику, я могу ответить, что да — это следующий этап. Хотя в этом я думаю, мне обязательно поможет российская публика и русскоговорящая публика в США. После того, как у нас прошли уже такие замечательные концерты в США, как нас тепло принимали, я прекрасно понимаю, где наши корни, где мои корни. И я прекрасно понимаю, что просто так нельзя взять сменить шкуру и цвет, так не бывает. Поэтому, выходя на американскую публику, я понимаю, насколько важна для нас поддержка наших людей.

Где состоятся ваши следующие выступления в США?

Следующие наши выступления в США состоятся уже очень скоро. 5 июня в Манхеттеновском клубе “DROM”.Там будет исполняться наша американская программа, но может не на все 100% , но ближе к тому. Поэтому если кому-то будет интересно услышать, как в “life”   звучит альбом “Fast Food Kids”, то добро пожаловать в” Drom( 85 Avenue A, New York,NY).

-Что хотите пожелать слушателям, которые придут к вам на концерт в США?

-Я хочу пожелать зрителям, которые придут в США на концерты, две вещи. Первое, просто не задумываться, расслабиться и получать удовольствие, побольше петь вместе с нами, потому что в нашей концертной программе сейчас  как никогда много песен, которые мы исполняем хором. Мы уже даже здесь в Америке научили наших слушателей петь с нами вместе нашу совсем новую песню под названием Инстаграм” и другие песни  ”Бензин”, ”Харамамбару”. Готовьтесь получать удовольствие, сделаем все возможное. И второе, что бы я хотел сказать,  мы стремимся дальше  развиваться. Хотели бы  бы взять американские музыкальные традиции, соединить с нашими, и создать что-то совсем свое. Приводите на концерт своих американских друзей, им тоже понравится. Музыка — это интернациональный инструмент. И этой интернациональностью хотелось бы воспользоваться в полном объеме с вашей помощью. Спасибо, до встречи на концерте.

Интервью провела Юлия Райдер.

Поделиться:
160
+Показать комментарии

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

x