Гид города Русские гастроли

Чулпан Хаматова и Евгений Миронов на сцене Линкольн-Центра в Нью-Йорке

Поделиться:

В интервью для журнала “Афиша” Чулпан Хаматова и Евгений Миронов рассказали о том, как дались им эти роли, насколько сегодня спектакль отражает современное общество.

Жители Нью-Йорка посмотрели самый скандальный и нашумевший спектакль по пьесе Стриндберга “Мисс Джули” (Фрекен Жюли). Его показали в рамках юбилейного 20-го фестиваля “Линкольн-Центра”. Психологическую драму поставил немецкий режиссер Томас Остермайер. В главных ролях известные российские актеры Чулпан Хаматова, Евгений Миронов и Юлия Пересильд.

Главная героиня пьесы великого шведского драматурга Августа Стриндберга «Фрекен Жюли», написанной в 1888 году, стала своеобразным символом героини «нового типа». История «падения» графской дочки, ставшей на одну ночь любовницей отцовского лакея, в конце XIX века была воспринята, как «слишком смелая и слишком натуралистическая», из-за затронутой в ней интимной темы физиологических отношений полов. Пьесу отказались публиковать. Ее единственное, по свидетельству датской прессы, неудачное представление состоялось 14 марта 1889 года в помещении студенческого союза в Копенгагене. Главную роль исполняла жена драматурга Сири фон Эссен. В Швеции драма «Фрекен Жюли» была запрещена цензурой до 1906 года. Сегодня — это одна из самых репертуарных пьес шведского драматурга.

Спектакль по пьесе Августа Стриндберга, в новой адаптации текста драматурга Михаила Дурненкова, переносит нас в современный богатый дом, а точнее, в Подмосковье, на Рублевку, где начинают разворачиваться события. Психологическая драма о классовом неравенстве, о больной страсти между Фрекен Жюли (Чулпан Хаматова) и водителем ее отца (Евгений Миронов). В новой сценической версии сохранены все сюжетные линии, а диалоги насыщены современной лексикой. В центре спектакля, как и у Стриндберга, любовный треугольник: Фрекен Жюли — слуга Жан — служанка Кристина. Герои проходят страшный путь от праздника жизни к полному его краху — новогодней истории с крававой развязкой.

В интервью для журнала “Афиша” Чулпан Хаматова и Евгений Миронов рассказали о том, как дались им эти роли, насколько сегодня спектакль отражает современное общество.

Чулпан Хаматова: Режиссер Томас Остермайер давно мечтал поставить пьесу Стриндберга “Фрекен Жюли”. Он искал страну, где эта тема была бы особенно выражена. Россия оказалась идеальным вариантом, где можно показать разницу между богатыми и бедными, между одним миром и другим. Это социальная, личная трагедия. Готовясь к роли, я ходила по богатым семьям, знакомилась с девочками, прототип которых, некий собирательный образ, я играю. Это были дети, жены, любовницы олигархов. Многие из них одинокие, несчастные люди. Кто-то из них стремиться жить собственным мнением, собственными поступками, но не у всех это получается. Проблемы разные, но главная — идентификация себя в этом мире. У них потеряны ценности. Я разговаривала с одной из девушек, она учится в московском университете, признается, что не знает, за что ей ставят хорошие оценки — за то, что у нее влиятельный папа или за ее заслуги. Другую девушку я спросила, уверена ли она в том, что молодой человек, с которым она встречается, любит ее, а не ее деньги? Она ответила, что не задумывается над этим вопросом, иначе покончила бы жизнь самоубийством. Скажу честно, я раньше не понимала, как можно, первый раз переспав с мужчиной и потеряв все ориентиры, покончить, например, жизнь самоубийством. Но познакомившись с этими девушками, это стало для меня очевидным.

Евгений Миронов: Я никогда раньше не мечтал играть в этой пьесе, мне казалось, что это не моя роль. Я видел себя всегда более брутальным актером. Хотя мой отец — обычный шофер. И то, что его дети, моя сестра стала балериной, а я артистом, это осуществилась его некая мечта. Его дети вырвались в некий социальный статус, стали заниматься культурой и искусством. Эта пьеса и тема для меня очень важны. Потому что мой герой все время хочет вырваться из “ямы”, которой он называет свою жизнь. Происходит столкновение двух разных миров, что приводит к трагедии, о которой написал Стриндберг. Мой герой очень амбициозен, он идет “по трупам” в прямом смысле. Цель оправдывает средства — по Достоевскому. И это новое качество, которое я исследовал и в роли, и в самом себе. Мне было интересно, до чего этот человек может дойти, а он доходит практически до убийства. Спектакль адаптирован под современность. Например, у нас не канарейка, а собачка, потому что на Рублевке у всех собачки. Причем мой герой называет собачками всех, кто там живет. В пьесе Стриндберга существует такое понятие, как “голубая кровь” и люди “от земли”. Эта ситуация понятная всем, везде есть богатые и бедные. Бедные хотят вырваться в богатство, а богатые ощущают полную пустоту. История самоубийства Фрекен Жюли, она естественна в этих обстоятельствах, потому что люди находятся в кризисе. Абсолютная обеспеченность толкает в тупик, когда нет цели. Есть все и нет ничего, что держало бы в этом мире.

Сценический дуэт Чулпан Хаматовой и Евгения Миронова в этом спектакле — мощный актерский драйв. Их игра богата взрывами и эмоциями и безупречно точными реакциями, уместным корректным юмором, способностью держать паузу, уметь играть не только словами, но и тем, что между строк. Та психологическая борьба, которая происходит между ними, есть не только война полов, а через взаимное оскорбление и унижение у актеров в игре проскальзывает борьба с самими собой, с собственными клише и табу, спрятанными в сознании. В этом смысле опыт Фрекен Жюли — это ее умершая мать, которая ненавидела отца, заразила дочь ненавистью и недоверием к миру. А опыт Жана — это детская любовь к богатой девочке, которая обнаружила всю пропасть социальной дистанции и уложила жизнь в формат обслуги. Между ними случается близость в новогоднюю ночь, которая не только не делает их ближе, но превращает время до рассвета в изощренные истязания друг друга.

Спектакль проходит на одном дыхании, вызывает противоречивые чувства. Холод и пустота врываются в новогоднюю красивую картинку на сцене, где в течение всего действия идет снег. Кажется, он сейчас все заметет, все смоет, очистит, но остается в душе полное разочарование. В этой истории, как в доброй сказке, ты ждешь хороший конец, надеешься на чудо. Но в финале “изнасилованные души”, крах и безысходность. Прекрасная актерская игра, жесткий режиссерский подход, великолепное оформление сцены и глаза зрителей, которые уходят со спектакля в легком шоке. Режиссер оставил открытый финал. Нажала Фрекен Жюли на курок или нет, каждый решит для себя сам. Понятно одно, что в любом случае у нее не осталось шансов на нормальную жизнь…

Интервью провела Юлия Райдлер

Адрес
Lincoln Center for the Performing Arts, 70 Lincoln Center Plaza, New York, NY 10023
Поделиться:
329
+Показать комментарии

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

x