Гид города Русские гастроли

Роман Виктюк: эротика, секс и любовь — три ступени, которые завещает нам небо  

Поделиться:

В апреле в Нью-Йорке можно будет увидеть спектакль легендарного Романа Виктюка “Нежность”, поставленный по роману Анри Барбюса. Героиня прощается с любимым и пишет ему несколько посланий. Всего пять писем, одна большая любовь и двадцать лет разлуки. Спектакль — моно, хотя точнее сказать — дуэт. Главную и единственную роль играет Сати Спивакова, а музыкальную партию исполняет пианистка-виртуоз Басиния Шульман. Историей Анри Барбюса Роман Виктюк объединил на одной сцене драматический театр и настоящий концерт, где актер и музыкант играют главные роли. Режиссер рассказал о том, что для него — эта постановка и почему он отказался в ней от мужского образа и отдал ее всю женщинам. 

Добрый день, Роман! Приветствуем вас в Америке! 

Любимый мой американский зритель! С радостью хочу вам сказать что мы привозим к вам спектакль об удивительном человеке, о любви — это гимн любви. Приходите! Если у вас сердце молодое, вы будете радоваться, плакать и меня, Романа Виктюка, вспоминать. 

Вам удалось передать женский эротизм, женскую сексуальность, чувственность. Как это получилось? 

Артистка должна быть секс-символ, все! Этого нельзя какими-то средствами достичь, это неправда, это будет видно сразу. Она в этом героиня. В Сексе — с большой буквы. Это когда вокруг пространство наполнено любовью, ожиданием любви, сигналами оттуда. Любите! Все! И человек кричит: «Слышу, слышу!» Американцы, после спектакля встаньте и скажите себе: «Любим, спасибо этим артистам». 

Как для вас, как режиссера, сочетаются эротика, секс и любовь? 

Ну а как без этого можно, это три ступени, которые завещает нам небо. Это не цивилизация, цивилизация как раз ворует небо и превращает в деньги, опошляет, делает вид, что грязная эротика, без любви — это полет. Нет, этого не может быть.

Приоткроем немного занавес спектакля. Вы не использовали в нежности реальный мужской образ — Луи. Это было сделано намерено, чтобы сохранить интригу, или зачем? 

Нет, потому что важно то, как она видит этого героя — и никто больше не может его так  видеть. Это произведение поэзии духа, сотканное из каких-то таких мельчайших светлых паутинок, если дунуть сильно — оно исчезнет, поэтому его надо беречь. И поэтому я потребовал от нее, когда она обращается к нему, чтобы она каждый раз дрожала, отворачивалась, и при этом говорила — люблю!

Работать с Сати Спиваковой сложно или легко? 

Мы любили друг друга! Она приходила на репетиции, как на праздник, мне не надо было ее уговаривать. Она все понимает и смотрит искрами из глаз — все! 

Ваша любимая страна и публика для гастролей? 

Я бы хотел сказать Америка, но есть, правда, Европа. Есть Франция… 

Может ли художник существовать вне государства? 

Может. Вот как я. Я вижу, сколько несправедливости, какое здесь непонимание существа человека и сущности Бога, но я существую отдельно. 

Над чем вы работаете в данный момент? 

Я, конечно, ставлю всех тех, кого государство не принимало, убивало. Был уникальный человек Николай Гумилев — это был муж Ахматовой. Его поэзия была уничтожена, все было сделано, чтобы никто никогда не произносил даже его фамилии. И в день, когда его расстреливали, ровно в это время, рядом, в том здании, куда приводили людей на допросы, в большом помещении, те, которые там сидели, играли его пьесу. Это ему посвящение неба. И он спокойно посмотрел в глаза тем, кто забирал его жизнь, попросил только сигарету, выкурил и спокойно сказал “стреляйте”. Все. И столько лет этой пьесы не было в русском театре. И вот мы ее выпускаем. До этого был Сологуб — это все эта плеяда, великая! У него есть повесть “Мелкий бес”. Повесть, в которой было предупреждение — вперед! И такая боль, и такая жалость, что люди его не услышали. Я третий раз ставлю его “Мелкого беса” — и за границей, и здесь, в России. Бес не исчез на этой Земле! Он царствует. И поэтому сегодня эта тема так нужна, люди так воспринимают этот спектакль, потому что, выходя, они понимают: берегите друг друга.

Вы начинали гастроли в США спектаклем французского драматурга “Служанки”. Это был фурор! Вы думаете, американцам понравится “Нежность” так же, как понравились “Служанки”?

Я боюсь этого. Когда мы ехали первый раз, никто не был уверен, что там будет такой успех. Я помню, что мы играли 3 раза в день, последний спектакль был в 12 ночи и заканчивался в 3 часа утра. И публика бежала на сцену, срывала с себя цепи, кольца и дарила артистам! А я им кричал из-за кулис: “Что-то мне оставьте!” (Смеется.) После такого успеха страшно загадывать, как будет в этот раз. 

Что вы могли бы  пожелать нашим читателям и вашим будущим зрителям? 

Весь мир — это одна Земля, это один Бог, одна судьба и Любовь — над всей планетой. И мы ее ощущаем. И благодарим! Спасибо вам, спасибо “Нежности” — навсегда! С любовью, Роман Виктюк. 

Узнать больше о спектакле «Нежность» и купить билеты можно здесь.

Читайте также наше интервью с Сати Спиваковой.

Поделиться:
386
+Показать комментарии

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

x