Гид города Русские гастроли

До шара на Таймс-сквер: как праздновали Новый год в старом Нью-Йорке

Поделиться:

Каждый год 31 декабря глаза всего мира обращаются к Таймс-сквер. Эта традиция родилась еще в 1904 году, когда впервые новый год на площади отметили массово и с фейерверками — в честь открытия здания New York Times. Опускать шар же начали в 1907 году — и с тех пор эта традиция не менялась. Но что было в Нью-Йорке до шара на Таймс-Сквер. Об этом мы сейчас и расскажем. 

Джордж Вашингтон и Новый год

Мы начнем эту историю с Джорджа Вашингтона. Вы можете знать его как генерала, государственного деятеля, первого президента США и одного из самых преданных государственных служащих в американской политической истории, но знаете ли вы, что он также был большим поклонником новогодних праздников? Вместе со своим другом и коллегой-патриотом Джоном Пинтардом, который основал Нью-Йоркское историческое общество, Вашингтон любил праздновать Новый год в Нью-Йорке, следуя голландской традиции «зазывать» (calling) друзей и знакомых в Новый год и принимать «зазывающих» в своем доме.


Старая голландская традиция «зазывать» в Новый год

Вашингтон жил на 1 Cherry Street, это был первый в стране президентский особняк (разрушенный во время постройки Бруклинского моста), и в Новый год умудрялся поучаствовать в празднованиях по всему Нижнему Манхэттену. Он так наслаждался традицией, что однажды сказал Пинтарду: «Я испытываю самое сильное удовлетворение, наблюдая за этим старым добрым голландским обычаем».

Вашингтон переехал из Нью-Йорка в Филадельфию в 1790 году, когда туда переехала столица страны, но его любимая новогодняя традиция оставалась популярной в Нью-Йорке. Фактически, calling оставался самым популярным новогодним обычаем в городе на протяжении первой половины 19-го века. Но уже в 1801 году новая традиция расползлась по центру города.

Новая традиция — колокольчики


Вид с колокольни Церкви Святой Троицы, ок. 1872

В этом году в церковных протоколах Церкви Святой Троицы было написано, что «людям, звонящим в колокольчики в Новый год, выплачивается восемь фунтов». К концу 1840-х годов колокола Тринити стали основной частью новогоднего Нового Йорка.

Во второй половине 19-го века была построена Richard Upjohn’s Trinit — то здание церкви Святой Троицы, которое мы знаем сегодня. У нее наконец появилось то, чего не было ранее — полная октава колоколов.

Умелый звонарь мог не просто звонить в них, а играть на них настоящие мелодии, что и было сделано. Как рассказывает газета The New York Herald , в 1860 году звонарь Джеймс Э. Айлифф, «наполнил воздух гармонией» и сыграл такие популярные мелодии как “Hail Columbia”, “Yankee Doodle” и  «некоторые сладкие произведения из «La Fille du Regiment».

В 1870-х и 1880-х годах колокола Тринити собирали толпы людей даже из отдаленных мест — таких как Нью-Джерси, Лонг-Айленд и Стейтен-Айленд. Согласно New York Times, тысячи людей, собравшихся вокруг церкви на празднование Нового года, представляли «все слои нью-йоркского общества, от самых бедных до самых богатых». Вместе толпа «тихо стояла, наслаждаясь славной ночью и звоном колоколов». «На рассвете Нового года они «под аккомпанемент колоколов громко и внушительно пропели гимн «Слава Богу, из которого исходят все благословения».

Как церковный звон испортили мальчишки

 

Звон в Новогоднюю ночь в Нью-Йорке

К 1885 году к «небесному хору» присоединился новый звук: гудение жестяных рожков. Эту новую «традицию» ввели нью-йоркские мальчишки. Для преподобного Моргана Дикса, настоятеля Троицкой церкви, рожки были «ужасным грохотом», который заглушал колокола. К 1893 году Дикс был настолько обижен оскорбительным шумом, что даже отменил новогодний звон. После чего примерно 30 мальчишек из Нижнего Ист-Сайда собрались у его дома на West 25th Street и стали митинговать — дуть в рожки и кричать, выражая свое презрение.

В следующем году колокольный звон был восстановлен. По сообщению New York Times, 31 декабря 1896 года толпы людей переполнили улицы Нижнего Манхэттена уже в 7 часов вечера. «С приближением Нового года толпа становилась все плотнее, по Бродвею к церкви шел непрерывный поток людей. В 11 часов в окрестностях церкви толпа была настолько густой, что фактически невозможно было пошевелиться».

Новый год и новый город


Городская ратуша, все украшено

Торжества 31 декабря 1897 года были особенно пышными — ведь в этом году нью-йоркцы открывали целый новый город. 1 января 1898 года ознаменовалось объединением всех пяти районов Нью-Йорка в совершенно новый муниципалитет: Большой Нью-Йорк.

Где же лучше отпраздновать рассвет великого нового города? Конечно, в мэрии! Всю новогоднюю ночь напролет лил дождь, но празднику это не помешало. У Сити-Холла собралось около 50 тысяч горожан — над их головами взрывались фейерверки, у воды стреляли пушки, в гавани гудели пароходы и оркестры играли победные марши. Внезапно, в полночь, над мэрией развернули огромный светящийся флаг — так и родился город Нью-Йорк.

С новым городом пришла новая традиция. Когда Большой Нью-Йорк расцвел в величайший город 20-го века, Мидтаун Манхэттена стал «Перекрестком мира», люди со всего мира стали собираться на Таймс-сквер чтобы отпраздновать Новый год. В наши дни более миллиарда человек во всем мире наблюдают за церемонией на Таймс-сквер, и, кто знает, некоторые из них, возможно, даже дудят при этом в жестяные рожки.

Поделиться:
338
+Показать комментарии

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

x